Миша Крупин в интервью Karabas live – Fast Hype

Миша Крупин дал интервью изданию Karabas Live

Миша Крупин дал интервью изданию Karabas Live

Месяц назад вышел новый украинский проект «Коррупция» с дебютным альбомом «Журавли». Его авторами стали Миша Крупин (исполнитель и сонграйтер) и Юрий Бардаш (продюсер). Первый дал большое интервью для издательства Karabas live. Ниже представлена выжимка из беседы Крупина с главным редактором — Игорем Панасовым. Полный текст интервью ищите на сайте, а альбом «Журавли» — здесь.

Об альбоме «Коррупция»:

«Я не хочу называть «Коррупцию» шансоном, потому что его там нет вообще. А вот русский романс, например, есть. В песне «Скрипочка». Все, что у нас называют шансоном, это быдло-блатняк. Чувачки переигрывают, перегибают палку и в текстах, и в музыке. И выдают под дешевый синтезатор свое «уп-па-па-ра-па».

Если говорить об антураже, у нас это, скорее, кабаре. Я не выхожу сутулый с руками в карманах, не курю папироску и не сплевываю на пол. Выхожу так, как будто у меня день рождения. У меня праздник, я в рубашечке. Я хочу вызывать своими песнями улыбку, а не создавать тюремную эстетику с золотыми куполами.»

О работе с Юрием Бардашем:

«Надо понимать природу характера Юры. Он творческий человек. Я в сравнении с ним более меркантильный. Я за эти годы много треков ему принес, а он много забраковал. Часть из них вышли под моим именем – «Не исправится», «Неделимое». Было и так, что он спустя год говорил: «Ой, какая классная песня». А я ему: «Ты же говорил, что это х*йня полная». В общем, если Юра по делу шлет на*уй, я не обижаюсь. Я же не девочка. Я говорил себе: «Ок, приду завтра».

О коррупции:

«Я считаю, что давать и брать взятки – унизительно для обеих сторон. Коррупция – это унижение достоинства человека. И хотя наш проект называется «Коррупция», и есть песни, где она воспевается, человек, у которого все хорошо с юмором, понимает аллегорию. И что все это – в кавычках. Я могу петь от лица кого угодно, но остаюсь при этом артистом.»

О современной полиции:

«Никогда ничего романтического в них не видел. Для меня это максимально враждебная среда. Конечно, мне интересно наблюдать, как раскрывают убийства, но поскольку у нас это обычно делается методом пыток, то вся романтика испаряется. Человека просто доводят до состояния, когда он подписывает все, что ему подсунут.

Меня ни разу никто из них не защитил. Например, у моей девушки как-то украли велосипед. Приехала тогда еще милиция, и они со старта начали рассказывать: «У нас такие маленькие зарплаты, а вы так хорошо живете, у вас такая квартира… Вы же понимаете, это всего лишь велосипед, никто его искать не будет…» И так далее.»

Закрыть меню