Интервью Димы Бамберга для Studio 21 – Fast Hype

Дима Бамберг — о новом альбоме, женитьбе и лейбле Vagabund

Дима Бамберг — о новом альбоме, женитьбе и лейбле Vagabund

Изменившийся и духовно повзрослевший Дима Бамберг побывал в эфире Studio 21 и рассказал о новом звучании (его недавний альбом «вторая собака» ищите здесь), переменах в жизни, Германии и работе над собственной книгой.

О Германии:

«Эта страна дала мне больше, чем мама родная, чтобы я мог развиваться, заниматься творчеством. Если бы я жил в России, я был бы слишком занят заработком денег. А в Германии я мог при поддержке государства учиться на кого хочу. Я стал творческим человеком только потому, что в моей стране это было возможно.

Первое, что я понял, — не все решают кулаками. Нужно учиться решать все головой, умом, чтобы все было культурно. Когда я приехал из Казахстана в Бамберг, я думал, что тут мне надо отстаивать свою честь, а вышло, что как раз наоборот — этого делать нельзя. Эта страна меня перевоспитала.»

Об альбоме «вторая собака»:

«Это мой лучший альбом. Первый, которым я абсолютно доволен. Это был эксперимент, но я вник и вывез. Я понимаю, насколько шире стали мои возможности…

Есть два вида собак: злые и добрые. Собаки, которые живут у хозяев в семье, им повезло, а есть просто дворняги. Первая «собака» была собакой-дворнягой, мокрой, замерзшей, у нее все было плохо и уныло. «вторая собака» — наоборот. Я к этому времени женился, и у меня все наладилось, поэтому он по энергетике совсем другой. Это виляющая хвостом радостная собака. Мне кажется, самое важное в жизни — найти свое место и своего человека.»

О лейбле Vagabund:

«Это было крутое время, крутая команда, просто каждый был по-своему не готов, не созрел, делал неправильные выводы и поступки. Из-за этого все полетело к чертям. Это было так давно, что эмоций уже не осталось.

Я женился, выпустил крутой альбом, у меня крутые друзья, я очень доволен своей жизнью сегодня. Думаю, если бы я что-то изменил в прошлом, не было бы того, что есть сейчас. Так что, если бы была возможность вернуться, я не стал бы ничего менять.

У меня не получилось стать мейнстримом, и после того, как Vagabund распался, я ни с чем вернулся в Европу. Для меня это было фиаско.

Полное интервью — на сайте.

Закрыть меню